Картинка к важной новости

Фото: Слава Замыслов, Оля Стальгорова

9 сентября 2019 г. «Пресс-изба»

«After школа»: последний день лета мы провели вместе

Спустя четыре недели после окончания XVI сезона летнешкольники собрались на дизайн-заводе FLACON, чтобы провести «Летнюю школу» в миниатюре.

«After школа» стала самой концентрированной тусовкой в летнешкольной истории. В трехэтажном пространстве «Куб» собрались почти 700 человек — больше, чем было на любом из сезонов ЛШ-2019. 12 часов фестиваля вместили в себя 28 мероприятий, в том числе 8 лекций, 4 танцевальных мастер-класса, 3 кинопремьеры и 2 игровые секции, а также круглые столы, презентации, мозговые штурмы, встречи выпускников и полноценный спектакль.


Главный организатор «After школы» Екатерина Голодко

«Фестиваль прошел хорошо! Пришло много людей, все мероприятия прошли, в принципе, по плану. На мой взгляд, целей фестиваль достиг — он действительно сумел, в каком-то смысле, сплотить летнешкольное сообщество. Мне кажется, что было очень лампово и порой по-летнешкольному хаотично — но, по-моему, это даже хорошо. Наверное, залогом того, что фестиваль получился по-настоящему летнешкольным, стало то, что мероприятия предлагали и курировали сами мастерские. У них был большой простор для творчества, позволяющий показать себя именно так, как они хотели. Например, когда участники одного из мероприятий захотели танцевать на улице, у них была такая возможность — никто никого не ограничивал.

Новый для летнешкольных фестивалей формат, когда все проходит в одном здании — это, по-моему, очень удобно. Многие отмечали это как плюс, потому что когда мы делаем что-то на большой разбросанной площадке, тусовка получается менее концентрированной. А в таком здании, когда все находятся рядом друг с другом, больше шанс наконец познакомиться с человеком, которого ты уже который год видишь на сезонах. Ты с ним наконец-то пойдешь на контакт, вы поговорите, и он тоже станет частью твоей летнешкольной компании — это круто и это то, чего хотелось добиться».

— Катя Голодко, главный организатор «After школы»


Подготовка к фестивалю началась задолго до последнего дня лета. Команда организаторов нашла площадку для «After школы» еще весной, уже на сезоне появились первые договоренности о мероприятиях с мастерскими, весь август проходило согласование программы и продвижение фестиваля. Ночь на 31 августа была полна дедлайнов: квартирьеры ездили на склад за аппаратурой вместе с директором «ЛШ» Антоном Будниковым и собрались глубоко заполночь, чтобы подготовить площадку к «After школе».


Ночное квартирьерство

«Ночь выдалась теплая. Дизайн-завод шумел вечеринками, из соседних баров неслось техно, во дворах бродили герои веселых историй. «Куб» светился, шумел странными звуками, а в окнах мелькали тени. Неторопливо беседуя, «ночные квартирьеры» расклеивали фотографии, расставляли аппаратуру и спорили о том, сколько придет гостей. На третьем этаже музыканты настраивали аппаратуру, на втором кто-то вырезал наклейки с логотипом «Летней школы», а на первом участники мастерской «Анимация» устанавливали кукол из папье-маше, которых делали в этом сезоне.

Мы не просто привезли «Летнюю школу» в город, мы позвали всех ощутить и оценить — это сделано нами, мы это любим, мы этим гордимся. Как навесом над ЦК или толстыми мануалами для координаторов мастерских».

— Альбина Ахатова, ответственная за аудиоредакцию Пресс-избы «Летней школы»


Дневная программа

Фестиваль начался в полдень. Каждый час на каждом из трех этажей «Куба» мастерские представляли свои мероприятия. В дневной программе — шутливо-серьезный экзамен «ЁГЭ» лаборатории имени кота Шрёдингера, коммуникационный эксперимент от мастерской «Образование», бета-тест образовательных настолок, практика свободного танца и многочисленные лекции. Корреспонденты Пресс-избы «Летней школы» подготовили конспекты нескольких из них.







Лекция Марианны Ивановой «Генотерапия: ДНК, вирусы и мутации»

Наследственная слепота во многих случаях связана с патологиями сетчатки. Науке известно, как устроена сетчатка, но способы диагностики и коррекции функционирования ее отдельных клеток стали появляться лишь недавно. Для того, чтобы понять, какие ошибки есть в геноме человека, ученые используют полноэкзомное секвенирование. Эта технология позволяет узнать, какие «ошибки» есть в экзоме — той части молекулы ДНК, которая несет наследственную информацию.

Превращение энергии света в энергию нервного импульса на сетчатке возможно благодаря последовательной модификации белков фоторецепторов глаза. Мутации в генах этих белков могут приводить к офтальмологическим заболеваниям. В 2017 году было зарегистрированы методы лечения для недостаточной функции генов LRAT и RPE65.



Генную терапию в офтальмологии доставляют двумя способами — лечение вводят либо в стекловидное тело, либо под сетчатку. В случае первого метода врачи вводят раствор с участками молекулы ДНК, которые синтезируют нужные белки. Этот способ безопасный, но улучшает зрение лишь временно. Второй метод более эффективен, так как позволяет доставить лечение точно в место «поломки» гена, однако доставка лечения под сетчатку небезопасна, так как повышает риск ее отслоения.

В рамках генной терапии под сетчатой применяют вирусные векторы. Суть метода в том, что вирусы «приносят» нужный участок ДНК в ДНК человека, где вирусная ДНК начинает многократно копироваться внутри клеток. После этого с вирусной ДНК, введенной под сетчатку, идет синтез белка, которого не хватает у пациента.

— Анна Сухова


Лекция Ильи Захарова «Save the science. Как меняется наука, чтобы выжить»

Свою лекцию Илья Захаров посвятил дизайну научных экспериментов и путям неосознанного искажения данных или осознанной манипуляции результатами. В частности, приему под названием «взлом р-значений» (p-hacking). P-значение — это мера оценки достоверности результатов, и его «взлом», в сущности, означает подгонку результатов под гипотезу.



Например, около трех лет назад исследование Брайана Нозека по оценке воспроизводимости данных в психологических науках показало, что результаты более половины из 100 экспериментов оказались полностью или частично невоспроизводимы.

Поэтому важным становится заранее оценить грамотность дизайна эксперимента. Для этого используется метаанализ – изучение результатов нескольких исследований и формирование общего заключения по поставленной гипотезе. Кроме того, существует инициатива — рецензировать дизайн эксперимента и гипотезу до проведения эксперимента. Такой подход может его замедлить, но избавит от «случайных» находок. Если вы хотите попробовать сервис для регистрации проверяемых гипотез и дизайна эксперимента до начала проведения эксперимента, Илья рекомендует сервис aspredicted.org.

— Ирина Жегалова


Лекция Ивана Бегтина «Цифровая смерть и этика использования данных»

Если посмотреть на графики прибыли крупнейших технологических компаний — Google, Apple, Microsoft — можно заметить очень резкий рост, начинающийся в тот момент, когда мир перешел к цифровой экономике. Она стала неизбежной с появлением телефонов. Это экономика слежки.

Появление новых продуктов и программного обеспечения произошло благодаря капитализму слежки. Основные способы монетизации данных — реклама и манипулирование потребителями. Вы можете думать: «Зачем кому-то за мной следить? Я никто». Но слежка из фильмов про шпионов осталась в прошлом. Теперь ею занимаются не государственные структуры, а те, кто пытается вам что-то продать. И для них вы интересны, пока можете тратить деньги.



Государство только встраивается в систему, созданную глобальными корпорациями: оно может запросить, например, записи с «умной колонки» человека, подозреваемого в преступлении. Но важно понимать, что не государство отправило «умную колонку» в каждый дом. Это сделали вы сами. Вам не придет в голову отказываться от Яндекс.Такси или гугл-карт только потому, что они следят за вами. Вы не станете собирать дома в подвале огромный телефон, работающий на Linux.

Приватность — это своего рода плата за комфорт. Конечно, возникают новые проблемы. Например, цифровое неравенство — о вас знают больше, чем знаете вы сами — это нарушение приватности, новые формы дискриминации. Но благодаря тому, что данные о вас собираются, вы получаете продукты, которые иначе бы не появились.

— Екатерина Назарова


Презентация и премьеры Пресс-избы

Дневная программа продолжилась презентацией Пресс-избы. Главный редактор Андрей Ромашков кратко рассказал об итогах работы коммуникационного подразделения «Летней школы».



После его выступления прошли сразу две премьеры. Аудиоредакция Пресс-избы представила первую серию художественного аудиосериала «V значит пятый», посвященного событиям, которые произошли на другой «Летней школе». Авторы проекта будут благодарны за фидбэк.



А видеоредакция Пресс-избы показала ролик о квартирьерах, готовивших лагерь перед сезоном.


Вечерняя программа

Тем временем, мастерская «Танец» переместилась на улицу...





...а на двух этажах «Куба» начались кинопоказы одновременно от мастерской документального кино и мастерской художественного кино.







Вечерняя программа фестиваля была не только насыщенной, но и душевной — как посиделки на Волге. Директор ЛШ Антон Будников рассказал об итогах сезона, старожилы вспомнили байки из летнешкольной истории, мастерская живого театра представила спектакль «Потому что это я», а когда стемнело, начался DJ-сет Зарины.








«After школа» стала последней точкой XVI сезона «Летней школы». Нам кажется, что фестиваль получился прекрасным, и мы надеемся, что он станет частью летнешкольной традиции. Мы все уехали с базы «Волга», но «Летняя школа» добралась до нас и в Москве.



Авторы: Анна Сухова, Екатерина Назарова, Ирина Жегалова, Альбина Ахатова; корректура: Полина Гарцева; редактура: Антон Исанов, Андрей Ромашков.